Эко Линн
да ну мало ли. я вот вообще грибов опасаюсь - растут себе, молчат. а ну как что-то замышляют
с последней частью это я погорячилась, да. между последней и предпоследней частью у меня внезапно выродилось вот это. прошу прощения как будто это кто-то читает :lol:

Ньют и Альбус, рейтинг почти детский, 1357 слов, текст ещё буду доводить до ума.
в этом огрызочке мы натягиваем канон на текст, текст на канон, обоснуй на глобус, а логику просто - натягиваем. наслаждайтесь!


один
два
три
четыре
пять

Рождественские каникулы Ньют проводил в Хогвартсе. Возвращаться домой было просто бессмысленно - маме пришлось задержаться в Китае, а Тесей с пугающим энтузиазмом новообращённого аврора фактически жил на работе. А вот Лите, хотя она и порывалась остаться в Хогвартсе с Ньютом, пришлось вернуться в лоно семьи.

Всё это, тем не менее, было вовсе не так печально, как могло показаться со стороны. На самом деле, Ньют прекрасно проводил время, по большей части, с животными профессора Лавгуд.

Кроме того, он успешно покорял усложнённые чары Незримого расширения и, одурев от внезапного подарка на Рождество от профессора Дамблдора, бесконтрольный бродил по Запретной секции библиотеки, и поглощал всё, что по его мнению, ему могло пригодиться в его планах на будущее.

Самого профессора Дамблдора в эти дни Ньют почти что не видел, поэтому подозревал, что столь рискованный подарок мог быть, своего рода, извинением. Ньют и не обижался. Он и так предполагал, что на Рождество у профессора и без него будет множество способов занять время.

Поэтому, когда профессор Дамблдор подсел к Ньюту за стол в Кабаньей голове, сказать что тот удивился - значило ничего не сказать. Происходящее осложнялось тем, что время было позднее, а сам он был под маскировочными чарами.

- Доброй ночи, Ньют, - сказал профессор Дамблдор, - как поживаешь?

- Что вы здесь делаете? - вырвалось у Ньюта, прежде, чем он успел подумать, что говорить.

- Могу спросить у тебя то же самое, но не буду, - коротко усмехнувшись, ответил тот.

Ньют чуть склонил голову, признавая молчаливый уговор и поинтересовался:

- Как вы меня узнали? Что-то не так с маскировочными чарами?

- О, не беспокойся, с чарами всё в порядке, никто здесь тебя не узнает.

- Вы узнали.

Повисла пауза. Под внимательным взглядом голубых глаз напротив, Ньют рассеянно провёл пальцем по ободку своего стакана с огневиски, которое он даже не пил - взял для виду, и, не выдержав, признался:

- У меня здесь встреча.

- И я всё ещё ничего у тебя не спрашивал, Ньют.

- Достаточно того, что вы смотрели.

Профессор Дамблдор забрал у него стакан, пригубил и скривился:

- Отвратительное пойло. В следующий раз попробуй медовуху, она здесь на удивление неплоха.

- Я запомню, - отрывисто сказал Ньют. - Спасибо за совет.

- Я тебе ещё ничего не советовал, - не согласился с ним профессор Дамблдор, - если бы это было так, я бы сказал, что в следующий раз, тебе следовало бы назначить встречу пораньше, чтобы случайно проходящие мимо преподаватели, могли обвинить тебя в лучшем случае, в распитии алкоголя до совершеннолетия. И использовать менее затейливые чары маскировки, потому что кто-то из них мог бы подумать, что ты замышляешь что-то недоброе.

- Вы же сами сказали, что меня никто не узнает.

- А ты вполне резонно возразил, что тебя узнал я. Ньют, что ты здесь делаешь?

Помедлив, Ньют неохотно ответил:

- У меня здесь встреча с человеком, которому я должен передать свёрток.

- Что в свитке, ты мне, конечно не скажешь.

- Я не знаю. Мне просто нужно передать.

- Вот как, - задумчиво сказал профессор Дамблдор, - по просьбе мисс Лестрейндж, надо думать.

Выдавать Литу не хотелось, но при здравом рассуждении, было ясно - рассказать всё и сейчас профессору, было в конечном счёте безопаснее, чем не рассказывать. Здесь и сейчас ещё можно было договориться, потом - неизвестно.

- Да, - кивнул он.

- И ты не боишься, что это может быть что-то незаконное?

Вместо ответа Ньют отвёл глаза и принялся разглядывать разношёрстную толпу посетителей Кабаньей головы.

- О, так ты не боишься. Ты уверен. - Заключил профессор. - Позволишь взглянуть на свёрток? Не беспокойся, я не буду его вскрывать, просто взгляну.

Стараясь подавить вопли встрепенувшейся паранойи, Ньют выложил свёрток на стол. Со свёртком профессор Дамблдор был аккуратен, казалось, он едва касался его пальцами, поглаживая грани и к чему-то прислушиваясь.

- Вы пытаетесь понять что там внутри?

- И как бы мне это удалось? - рассеянно ответил профессор Дамблдор, - как видишь, я его не вскрываю.

Ньют тихонько рассмеялся:

- Вы же в курсе, что я всегда знаю, когда вы колдуете руками?

- Теперь в курсе, - невозмутимо ответил профессор и отложил свёрток, - у меня для тебя есть несколько условий.

- Каких? - насторожившись, подозрительно спросил Ньют.

Профессор Дамблдор сокрушённо посмотрел на него и едва заметно покачал головой:

- Раньше ты верил мне больше.

- Раньше вы меня не шантажировали, - хмуро отрезал Ньют и получил в ответ на это тяжкий вздох.

- Я вовсе тебя не шантажирую. Воспринимай это как... как наши внеклассные занятия. Во-первых, тебе стоит сменить чары маскировки, во вторых, не уходи сразу после передачи. В-третьих, уходя, обращай внимание на окружающих и позаботься о том, чтобы за тобой не проследили до Хогвартса.

Целый ворох советов оказался неожиданным. Ньют опустил взгляд на всё ещё лежащий между ними свёрток.

- Вы нащупали там там что-то очень нехорошее?

- Ньют.

- Ладно, - сказал Ньют, - да, я обещаю, что всё так и сделаю, только вот маскировочные чары. Боюсь, на большее я не способен.

Отбив незнакомый ритм пальцами по липкому столу, профессор Дамблдор внезапно спросил:

- Когда именно у тебя встреча?

- Через двадцать девять минут. - быстро ответил Ньют.

- Тогда если ты не возражаешь... - профессор Дамблдор вынул палочку, сделал ею несколько пассов, в которых Ньют распознал отвлекающие чары, после чего встал из-за стола и подошёл к Ньюту, - сиди на месте. Я наложу на тебя изменчивые чары, постарайся не двигаться.

Ньют послушно замер, а профессор Дамблдор перед ним сложил раскрытые ладони в молитвенном жесте, а после развёл их, и между его руками повисла затейливая хрустальная паутинка. Плавным движением он накинул её Ньюту на лицо, после чего сосредоточенно принялся прилаживать её, словно плохо сидящую маску. Ньют почувствовал, как пальцы коснулись его лба, затем пригладили надбровные дуги, остановились на секунду у висков. Большие пальцы тронули нос, затем провели по губам. В мозгу Ньюта вспыхнуло воспоминание о безумной ночи в выручай-комнате с Литой, всё то, что он говорил и вдруг пугающе ярко представил, как открывает рот и втягивает в него пальцы на своих губах. И тут же устыдившись, Ньют плотнее сжал губы и прикрыл глаза.

Когда он их открыл, то прямо перед собой, пугающе близко, натолкнулся на серьёзный взгляд профессора Дамблдора. Его руки всё ещё придерживали лицо Ньюта, остановившись где-то на стыке шеи и головы. Ньют как-то отстранёно подумал, что если бы он чуть повернул голову, то смог бы потереться щекой о горячую ладонь, а если бы профессор Дамблдор не отдёрнул бы руки, то даже смог бы прижаться губами к тонкой коже на запястье, под которой мог бы почувствовать бьющийся пульс.

- Мне нравится смотреть как вы колдуете руками, - признался Ньют, - в этом есть что-то завораживающее.

Ньют почувствовал, как дрогнули пальцы профессора Дамблдора.

- В четырнадцать лет, ты как-то сказал мне, что у меня очень красивые руки, - сказал тот, и Ньют чуть нахмурился, припоминая тот случай.

- Ну да. Они же красивые.

- Люди так не делают, Ньют, - продолжил профессор Дамблдор, - обычно люди не говорят друг другу такие вещи, и не выражают так открыто своё восхищение.

- Ну и зря, - сказал Ньют.

- Наверное, - кивнул профессор Дамблдор.

Ньют сглотнул и часто заморгал, пытаясь прийти в себя:

- Отпустите меня, пожалуйста, - тихо попросил он.

И профессор Дамблдор, как будто и сам опомнился и поспешно убрал руки. Хотя Ньюту показалось что, убирая руки, он нарочно ласково провёл пальцами по линии челюсти напоследок. Конечно же, он выдавал желаемое за действительное.

Отступив на шаг, профессор Дамблдор снял отвлекающие чары, поправил очки, явно над чем-то раздумывая, после чего сунул руку в карман и достал из него золотой кругляшок галлеона. Повертев его в пальцах, он перекинул его Ньюту, и тот его поймал.

- Здесь гром-птица вместо дракона, - удивлённо констатировал Ньют, разглядывая монетку.

- Если тебе покажется, что ты не можешь вернуться в Хогвартс тем путём, которым из него ушёл, - сказал профессор Дамблдор, - найди хозяина этой дыры и передай ему этот галлеон. Попроси проводить до портрета.

- Что?

- Там поймёшь. Запомнил?

- Да. Хозяин, галлеон, портрет.

Профессор Дамблдор удовлетворённо кивнул:

- Правильно. Доброй ночи, Ньют.

- Доброй ночи, сэр.

Тот вечер они с профессором, ни разу не вспоминали после. Так же, как не вспоминали Ньют с Литой, ночь в выручай-комнате. Жизнь Ньюта трагически быстро начала обрастать эпизодами-призраками. И он совершенно не знал что с этим делать.

@темы: текст, ГП