Эко Линн
да ну мало ли. я вот вообще грибов опасаюсь - растут себе, молчат. а ну как что-то замышляют
продолжение завтрака туриста. который я понятия не имею как закончится, но знаю, что там должно быть.
ну. в завтраке туриста я тоже не сразу поняла. где-то на четвёртой части только.
если уж говорить о текстах и о себе ахаха - "завтрак" - мой любимый. не за текст. то есть качество текста. не за форму. за наполнение. когда я его писала, была абсолютно уверена что его никто не читает. то есть вообще. где-то до середины - так точно. то есть понимаете, он был написан исключительно для себя. и был переполнен отсылками и аллюзиями на мою жизнь, на всё прочитанное, увиденное, пережитое, переработанное и пережёванное моим мозгом и , когда внезапно кто-то его лайкает на фикбуке, я до сих пор не понимаю что в нём видят остальные, потому что я знаю, что в нём вижу я.
но ладно. хватит обо мне.


1-й часть


819 слов невнятного не пойми чего. тоже лежало в черновиках. должен был закончится не так, по первоначально задумке, но сегодня я его перечитала и поняла - не пойдёт. надо иначе. и сделала иначе.
tbc

Стайлз думал, что вчерашняя тренировка была пыткой. Он заблуждался. Больше всего Стайлза в этой ситуации интересовало, откуда, чёрт возьми, этот мудак Фрэнк откопал столько бейсбольных мячей, если даже банальный аспирин нынче был почти на вес золота? С другой стороны, аспирин был куда более востребован, нежели эти хреновы мячики.

- Уворачивайся!

Стайлз увернулся, недостаточно быстро, правда, из-за чего мячик неприятно чиркнул по уху. Честно говоря, если бы не подбодряющие крики, уворачиваться было бы куда проще.

- Пацан, ты при смерти что-ли? Шевелись!

Следующие мячики полетели один за другим и от всех, естественно, Стайлз увернутся не мог. Голову до сих пор удавалось беречь, но вот остальные два влепились в живот и в плечо. Плечо болело адски, поскольку мудак Фрэнк был на редкость метким засранцем и попадал в него уже не первый раз. Стайлз подозревал, что к концу дня там стоило ожидать синяк размером с Аризону. Стайлз бывал в Аризоне, к слову сказать.

- Знаешь, пацан, тебе ещё повезло, - над головой просвистел мяч, Стайлз едва успел шлёпнуться на землю, - раньше я бы взял бокен, знаешь, кстати, что это такое? - Фрэнк приостановился и задумчиво посмотрел в небо подбрасывая мячик в руке, - а, похрен, так вот взял бы я его и гулял бы тебе по рёбрам. Это знаешь как называется? Порядок через боль. Но Уолтер запретил мне использовать подобные методы. Негуманно это, видите ли. Мячики, чтоб ты знал, дают больше простора манёврам. - Стайлз упустил момент и снова поймал мяч, плечом, но уже правым, к счастью, - ты мух-то не лови пацан, концентрируй внимание. Я болтаю, а мячики летают.

Когда сеанс истязаний закончился, Стайлз был готов собственноручно и желательно кроваво лишить Фрэнка жизни. И это при всех своих пацифистских принципах. Питер бы всласть насмеялся.

Стайлзу, кстати, ещё и пришлось собирать эти хреновы мячики по всему пустырю.

- Не то, чтобы я ставил под сомнение твои методы обучения, хотя я ставлю, - устало сказал Стайлз, вываливая под ноги Фрэнку гору мячиков из подола футболки, - но ты правда думаешь, что избиения меня хоть чему-нибудь научат?

- Конечно научат, вон ты уже не зовёшь меня хреном и держишься так, чтоб я всегда был в поле зрения. Но ты рано расслабился.

Честно говоря, после этих слов Фрэнка, Стайлз ожидал худшего. Но худшего не случилось. Ещё какое-то время он под присмотром своего так называемого наставника постигал тонкости обращения с оружием покрупнее пистолета, а потом его потащили на загадочное патрулирование.

Выяснилось, что охотники почему-то выбрали Бикон Хиллз своей новой землёй обетованной и решили осесть здесь надолго. А это значило ,что нужно было очистить территорию от монстров и проследить, чтобы новые монстры не забредали слишком глубоко в город. А это означало регулярные патрули.

- Ты думаешь от меня сейчас будет хоть какая-то польза? - резонно усомнился Стайлз, когда его потащили на патруль.

- Пользы-то может и никакой, - отозвался Фрэнк, - но зато поглядишь и присмотришься что к чему. Да и к людям тебе надо привыкать.

Вечером Стайлз сидел у костра и мечтал о бобах. Потому что, как оказалось, бобы были ещё неплохой едой, по сравнению с тем, чем кормили его здесь. Ещё он мечтал о викодине, минете и двенадцати часах спокойного сна. Но это уже было за гранью возможного, поэтому он старательно продолжал фокусировать своё внимание на бобах.

Больше ничего не происходило и его это угнетало.

Он ждал чего-то, чего - и сам не знал. Понятия не имел, как это всё происходило - Лидия не слишком любила говорить о периоде своего временного помешательства.

- Мячики? - прозвучал знакомый голос над левым ухом.

Стайлз вздрогнул и одёрнул руку от левого плеча, которое принялся неосознанно потирать, когда задумался. Скосив взгляд, он обнаружил рядом с собой Эмбер, сунул в рот очередную ложку каши и невнятно угукнул. Та, в свою очередь, как будто и не заметив не слишком дружелюбный настрой Стайлза, присела рядом, словно бы невзначай притираясь плечом к плечу и продолжила:

- Он не садист. Правда. Как только посчитает, что ты уже готов - сразу же прекратит.

- Угу, - безэмоционально согласился Стайлз.

Она помолчала немного и спросила:

- Ты злишься на меня?

- Что?

Никакой эмоциональной заинтересованности, о, нет. Его реплика прозвучала настолько ровно, что он тут же мысленно себя обругал. Стайлз не был идиотом и знал, что ему следовало изобразить недоумение, но Эмбер несколько сбивала его с толку своим поведением и какой-то странной, не совсем здоровой фиксацией на нём.

- Из-за оборотня. Ты злишься.

- Я его убил.

- Да, - сказала Эмбер.

- И съел.

- Не ты один, - сказала Эмбер.

Стайлз повернул голову и посмотрел ей в глаза долгим, изучающим взглядом.

- Я больше ничего никому не скажу, - сказала Эмбер.

Стайлз выгнул брови.

- Так ведь нечего больше говорить.

- Конечно, - согласилась она, - абсолютно нечего.

И тогда ему стало интересно - когда это он научился пожирать людям мозги? Или в этом не было его заслуги? Может быть, она сама поднесла ему их на золотом подносе с комплектом серебряных столовых приборов в придачу.

И стоило ли ему ненавидеть себя за это?

@темы: Волчанка, текст